Упражнения и прогрессирование заболевания при рассеянном склерозе | Эль Пасо, Техас Доктор Хиропрактики
Д-р Алекс Хименес, хиропрактик Эль Пасо
Надеюсь, вам понравились наши сообщения в блогах по различным темам, связанным с здоровьем, питанием и травмой. Пожалуйста, не стесняйтесь звонить нам или мне, если у вас есть вопросы, когда возникает необходимость обратиться за медицинской помощью. Позвоните в офис или я. Офис 915-850-0900 - Ячейка 915-540-8444 Отличные отзывы. Д-р J

Упражнения и прогрессирование заболевания при рассеянном склерозе

Могут ли упражнения замедлить прогрессирование рассеянного склероза? Рассеянный склероз, или MS, является хроническим неврологическим заболеванием, характеризующимся повреждением миелиновых оболочек нервных клеток в центральной нервной системе или ЦНС. Общие симптомы рассеянного склероза включают боль, быструю утомляемость, потерю зрения и нарушение координации. Упражнения часто рекомендуются в качестве формы лечения нескольких видов травм и / или состояний, включая рассеянный склероз. Хотя было решено, что физические упражнения помогают улучшить управление симптомами рассеянного склероза, а также уменьшить прогрессирование заболевания, необходимы дополнительные доказательства. Цель следующей статьи - продемонстрировать, как физические упражнения могут повлиять на прогрессирование заболевания рассеянным склерозом и улучшить качество жизни пациентов.

Абстрактные

Предполагается, что физические упражнения (или физическая активность) могут оказать влияние на патологию рассеянного склероза (РС) и тем самым замедлить процесс заболевания у пациентов с РС. Целью данного обзора литературы было выявить литературу, связывающую физические упражнения (или активность) и прогрессирование заболевания РС. Систематический поиск литературы проводился в следующих базах данных: PubMed, SweMed +, Embase, Кокрановская библиотека, PEDro, SPORTDiscus и ISI Web of Science. Были применены различные методологические подходы к проблеме, включая (1) продольные исследования упражнений, оценивающие влияние на показатели клинического исхода, (2) перекрестные исследования, оценивающие связь между состоянием физической формы и результатами МРТ, (3) поперечные и продольные исследования. оценка взаимосвязи между физической нагрузкой / физической активностью и инвалидностью / частотой рецидивов и, наконец, (4) продольных исследований физических упражнений с использованием экспериментальной модели MS с аутоиммунным энцефаломиелитом (EAE) на животных. Данные интервенционных исследований, оценивающих прогрессирование заболевания по клиническим показателям (1), не подтверждают модифицирующее заболевание влияние физических упражнений; однако данные МРТ (2), данные пациентов (3) и данные из модели EAE (4) указывают на возможный модифицирующий болезнь эффект физических упражнений, но сила доказательств ограничивает определенные выводы. Был сделан вывод о том, что некоторые данные подтверждают возможность физической нагрузки (или физической активности) у пациентов с рассеянным склерозом, но для подтверждения этого необходимы будущие исследования с использованием более совершенных методологий.

Ключевые слова: активность болезни, лечебная физкультура, физическая активность, тренировка

Введение

Рассеянный склероз (РС) является клинически и патологически сложным и гетерогенным заболеванием неизвестной этиологии [Kantarci, 2008]. В европейских странах 28 с общей численностью населения 466 миллионов человек, согласно оценкам, люди с 380,000 страдают от MS [Sobocki et al. 2007]. Нарушение является прогрессирующим, но более чем у 80% всех пациентов с РС заболевание длится более 35 лет [Koch-Henriksen et al. 1998], количество лет жизни, потерянных из-за болезни бытие От 5 до 10 [Ragonese et al. 2008]. Тот факт, что РС является хроническим, длительным и инвалидизирующим заболеванием, делает реабилитацию РС важной дисциплиной в поддержании независимого образа жизни и соответствующего уровня качества жизни [Takemasa, 1998]. Несмотря на то, что пациентам с РС в течение многих лет рекомендовалось не заниматься физическими упражнениями, поскольку, как сообщалось, это приводило к ухудшению симптомов или усталости, в последние два десятилетия стало общепринятым рекомендовать физические упражнения для пациентов с РС [Sutherland and Андерсен, 2001]. Упражнения хорошо переносятся и вызывают соответствующие улучшения как физического, так и психического функционирования людей с РС [Dalgas et al. 2008]. Остается открытым вопрос, могут ли физические упражнения обратить вспять нарушения, вызванные самим заболеванием, или же физические упражнения просто отменяют эффекты, вызванные бездействием, вторичным по отношению к заболеванию. Однако наиболее вероятные физические упражнения могут обратить вспять последствия неактивного образа жизни, принятого многими пациентами [Garner and Widrick, 2003; Кент-Браун и соавт. 1997; Нг и Кент-Браун, 1997; Stuifbergen, 1997]. Тем не менее, было высказано предположение, что физические упражнения могут оказать влияние на прогрессирование заболевания РС, замедляя сам процесс заболевания [Heesen et al. 2006; Ле Пейдж и др. 1994; White and Castellano, 2008b]. Было показано, что при других расстройствах упражнения могут оказывать влияние на работу мозга и, как недавно резюмировал Motl и коллеги, осуществлять у пожилых людей с деменцией или без нее приводит к улучшению когнитивных функций по сравнению с контролем [Motl et al. 2011b]. На основании этого и нескольких существующих результатов у пациентов с РС Motl и коллеги предположили, что физические упражнения могут аналогичным образом улучшить когнитивное функционирование у пациентов с РС. Тем не менее, при РС не было рассмотрено, имеет ли физические упражнения более общий эффект, модифицирующий болезнь.

Чтобы лучше понять эту важную тему, мы провели систематический поиск литературы с целью выявления исследований, связывающих физическую нагрузку (или физическую активность) с прогрессированием заболевания у пациентов с РС или на экспериментальной модели МС с аутоиммунным энцефаломиелитом (EAE) на животных. Вторичная цель обзора состояла в том, чтобы обсудить возможные механизмы, объясняющие эту связь, если она существует, и обсудить будущие направления исследований в этой области.

методы

Включенная литература была идентифицирована с помощью комплексного поиска литературы (PubMed, SweMed +, Embase, Cochrane Library, PEDro, SPORTDiscus и ISI Web of Science), который был выполнен с целью выявления соответствующих статей, касающихся MS, и выполнения упражнений до 4 сентября 2011. Поиск проводился с использованием предметных рубрик «физические упражнения», «лечебная физкультура», «физическое воспитание и тренировка», «физическая подготовка», «двигательная активность» или «тренировка» в сочетании с «рассеянным склерозом» или «экспериментальным аутоиммунным энцефаломиелитом». , Никаких ограничений относительно года публикации и возраста предметов не было введено. Если это возможно, тезисы, комментарии и главы книг были исключены при выполнении поиска в разных базах данных. Этот поиск дал публикации 547. Скрининг из этих публикаций, основанных на названии и реферате, раскрыты публикации 133, имеющие отношение к дальнейшему чтению. Списки ссылок этих публикаций 133 были проверены на предмет наличия соответствующих публикаций, которые не были обнаружены поиском. В результате появилось еще шесть публикаций и в общей сложности 139 внимательно прочитал публикации. Исследования, которые оказались нерелевантными (n = 65), мета-анализы (n = 3), обзоры (n = 22), тезисы конференций (n = 8) и статьи, не написанные на английском языке (n = 2), были исключены из окончательный анализ (см. рисунок 1). Соответствующий поперечное сечение и продольные исследования были включены.

Согласно Goldman и коллегам, измерения, которые, как считается, отражают прогрессирование (или активность) заболевания при РС, могут оцениваться с помощью объективных или субъективных показателей результата [Goldman et al. 2010]. К объективным показателям относятся (1) показатели клинического исхода, такие как расширенная шкала состояния инвалидности (EDSS) и функционально-комплексный рассеянный склероз (MSFC) и (2) неклинические показатели, такие как МРТ. Субъективные показатели включают (3) показатели, о которых сообщают пациенты, которые, как считается, отражают прогрессирование заболевания или инвалидность, такие как функция позднего срока службы и инвентаризация инвалидности. В эту категорию были также включены исследования, в которых использовались показатели, о которых сообщалось пациентом и которые включали измерение физической активности. Кроме того, мы добавили категорию, содержащую исследования, применяющие (4) модель MS EA на животных в качестве учиться Население. На основе этой структуры локализованные статьи были разделены на следующие четыре группы (см. Таблицу 1):

  1. прогрессирование заболевания оценивается по показателям клинического исхода (n = 12);
  2. прогрессирование заболевания оценивается по неклиническим показателям (n = 2);
  3. прогрессирование заболевания оценивается по показателям, сообщаемым пациентом (n = 10);
  4. Прогрессирование заболевания оценивали в исследованиях на животных (n = 3).

Результаты

Прогрессирование заболевания оценивается по клиническим показателям

В ряде исследований, оценивающих структурированные физические упражнения продолжительностью от недель 3 до 26, были включены клинические шкалы, отражающие прогрессирование заболевания в качестве меры результата. Применяемые клинические шкалы включают EDSS [Bjarnadottir et al. 2007; Dalgas и другие. 2009; Fimland и другие. 2010; Golzari et al. 2010; Петаджан и соавт. 1996; Pilutti et al. 2011; Роджерс и соавт. 1999; Ромберг и соавт. 2004; White et al. 2004], MSFC [Pilutti et al. 2011; Ромберг и соавт. 2005], Шкала неврологической инвалидности для парней (GNDS) [Kileff and Ashburn, 2005; Ван ден Берг и соавт. 2006] и Мера функциональной независимости (FIM) [Romberg et al. 2005]. Исследования с применением EDSS, как правило, не обнаружили каких-либо изменений после тренировки на выносливость [Petajan et al. 1996; Pilutti et al. 2011; Роджерс и соавт. 1999], тренировка с сопротивлением [Dalgas et al. 2009; Fimland и другие. 2010; White et al. 2004] или комбинированные учебные мероприятия [Bjarnadottir et al. 2007; Ромберг и соавт. 2004]. Только в одном исследовании, проведенном Golzari и его коллегами, в котором оценивалось влияние недель комбинированного обучения 8 (дни / неделя 3), сообщалось об улучшении показателя EDSS [Golzari et al. 2010]. Этот результат не был подтвержден в долгосрочном исследовании (недели 26) [Romberg et al. 2005] также оценивает эффекты комбинированного обучения. В исследовании Ромберга и коллеги не было обнаружено никакого эффекта на EDSS и FIM, но небольшой положительный эффект был замечен в MSFC. В нескольких исследованиях применялись GNDS с одним отчетом улучшение после 12 недель тренировок на выносливость раз в две недели [Kileff and Ashburn, 2005] и одного, сообщающего об отсутствии эффекта от тренировок на выносливость 4 недель, завершенных 3 дней в неделю [van den Berg et al. 2006].

Таким образом, исследования по структурированному вмешательству с различными видами упражнений, длящиеся 3 – 26, в целом не выявили влияния на оценки EDSS. Несколько исследований упражнений показали положительный эффект при применении других клинических шкал (MSFC и GNDS).

Прогрессирование заболевания оценивается по неклиническим показателям

В двух исследованиях Prakash и его коллег было оценено влияние кардиореспираторной подготовленности на функцию и структуру мозга путем применения (функциональной) МРТ [Prakash et al. 2007, 2009]. Одно исследование [Prakash et al. 2007] исследовали влияние кардиореспираторной подготовленности на цереброваскулярное функционирование пациентов с РС. Двадцать четыре участницы с рецидивирующий переводом МС были отобраны для исследования, и все участники прошли оценку пригодности (пик VO2) и были отсканированы в системе MRI 3-T при выполнении теста визуального последовательного добавления (PVSAT). Более высокие уровни приспособленности были связаны с более быстрым выполнением во время PVSAT, что могло быть связано с большим рекрутингом определенной области коры головного мозга (правая нижняя лобная извилина [IFG] и средняя лобная извилина [MFG]), которые, как известно, набирались пациентами с РС во время эффективность PVSAT по заявлению компенсировать когнитивное ухудшение, связанное с MS. Напротив, более низкие уровни приспособленности были связаны с повышенной активностью в передней части поясной извилины (ACC), что, как считается, отражает наличие большего количества конфликтов, увеличивающих вероятность ошибки у участников МС с более низкой посадкой. Авторы интерпретировали результаты как поддержку аэробных тренировок как вмешательство для поддержки развития дополнительных корковых ресурсов в попытке противодействовать снижению когнитивных функций в результате рассеянного склероза. Среди ряда когнитивных тестов только тест Paced Audit Serial Addition (PASAT) показал слабую корреляцию (p = 0.42) с пиком VO2, что привело авторов к предположению, что приспособленность не влияет на показатели общего когнитивного функционирования.

В другом исследовании, проведенном Prakash и коллегами, была изучена связь между кардиореспираторной подготовкой (VO2 max) и показателями атрофии серого вещества и целостности белого вещества (оба из которых были связаны с процессом заболевания) [Prakash et al. 2009]. Основанный на вокселях подход к анализу серого вещества и белого вещества был применен к сканированию мозга с помощью системы 3-T MRI. Более конкретно, было исследовано, связаны ли более высокие уровни физической подготовки у женщин с РС 21 с сохраненным объемом серого вещества и целостностью белого вещества. Сообщалось о положительной связи между кардиореспираторной подготовкой и региональными объемами серого вещества и более высокими значениями фокальной фракционной анизотропии. Как сохраненный объем серого вещества, так и целостность тракта белого вещества были связаны с лучшими показателями скорости обработки. Признавая поперечный характер данных, авторы предположили, что приспособленность оказывает профилактическое влияние на структурное снижение, наблюдаемое на ранней стадии, сохраняя целостность нейронов при МС, тем самым уменьшая длительную инвалидность.

Таким образом, (f) исследования МРТ, предполагающие защитное влияние кардиореспираторной подготовленности на функцию и структуру мозга у пациентов с РС, начали появляться. Однако поперечный характер нескольких существующих исследований ограничивает выводы относительно существования причинно-следственной связи.

Прогрессирование заболевания оценивается с помощью описанных пациентом мер

В ряде исследований рассматривалась взаимосвязь между физической нагрузкой или физической активностью и прогрессированием заболевания в крупномасштабных исследованиях с использованием вопросников, в которых использовались показатели, сообщаемые пациентами.

В большом описательном продольном исследовании Stuifbergen и его коллеги изучили корреляцию между изменением функциональных ограничений, поведением при физической нагрузке и качеством жизни [Stuifbergen et al. 2006]. Более чем 600 пациенты заполняли несколько анкет каждый год в течение периода 5. Продольные измерения по самооценкам были проанализированы с помощью моделирования скрытой кривой. Шкала статуса недееспособности позволила измерить функциональные ограничения, вызванные рассеянным склерозом, тогда как Профиль II, способствующий укреплению здоровья, обеспечил измерение поведения при физической нагрузке. В первой контрольной точке (базовый тест) данные поперечного сечения показали значительную отрицательную корреляцию (r = -0.34) между функциональными ограничениями и поведением при физической нагрузке, предполагая, что в начале исследования более высокие уровни функциональных ограничений были связаны с более низкими уровнями упражнение. Продольные данные исследования показали, что увеличение скорости изменения функциональных ограничений коррелирует с уменьшением скорости изменения поведения при физической нагрузке (r = -0.25). Другими словами, эти данные свидетельствуют о том, что увеличение поведения при физической нагрузке соответствует снижению скорости изменения функциональных ограничений. Не было обнаружено никакой корреляции между начальной степенью ограничения и продолжительностью выполнения упражнений, что привело авторов к предположению, что люди с РС с различными уровнями ограничений могут замедлить траекторию увеличения ограничений в долгосрочной перспективе при постоянном участии в упражнениях.

В серии исследований, проведенных Motl и его коллегами, рассматривается связь между физической активностью, симптомами, функциональными ограничениями и инвалидностью у пациентов с РС. В поперечном исследовании [Motl et al. 2006] у пациентов с 196 MS было собрано количество симптомов в течение дней 30 (контрольный список симптомов, связанных с MS) и физической активности (опросник Godin Leisure-Time Exercise и данные акселерометра 7-day). После моделирования данных была обнаружена прямая связь между симптомами и физической активностью (r = -0.24), что указывает на то, что большее количество симптомов приводило к снижению количества физической активности. Однако авторы отметили, что дизайн поперечного сечения исключает выводы о направлении причинности, и физическая активность может влиять на симптомы, так как симптомы влияют на участие в физической активности. При моделировании таким образом была обнаружена умеренная обратная корреляция между физической активностью и симптомами (r = -0.42), указывающая на меньшее количество симптомов при высоком уровне физической активности. Это привело авторов к предположению о существовании двунаправленной связи между физической активностью и симптомами.

В следующем опросном листе Motl и его коллеги изучили физическую активность (вопросник Godin Leisure-Time Exercise и данные дневного акселерометра 7) и симптомы (инвентаризация симптомов и контрольный список симптомов, связанных с MS) как корреляты функциональных ограничений и инвалидности (функция позднего срока службы и инвалидность). Инвентаризация) у пациентов с 133 MS [Motl et al. 2007, 2008b]. Модель, основанная на модели инвалидности, предложенной Наги (1976), была протестирована в качестве основной модели, и это показало, что физическая активность и симптомы были отрицательно коррелированы (r = -0.59), а те, кто был более физически активен, имели лучшую функцию (r = 0.4 ). Кроме того, у людей с лучшей функцией было меньше инвалидности (r = 0.63), что привело авторов к выводу, что результаты указывают на то, что физическая активность связана с пониженной инвалидностью (через связь с функцией) в соответствии с моделью инвалидности Наги (Nagi 1976), но Опять же, дизайн поперечного сечения ограничил определенные выводы о направлении отношений.

Затем Motl и его коллеги опубликовали продольное исследование (исследование случая), в котором изучалась связь между ухудшением симптомов и уровнем физической активности в течение периода 3-5 [Motl et al. 2008a]. Исследование показало, что ухудшение симптомов (интервью) было в значительной степени связано с более низкими уровнями самооценки физической активности (Международный вопросник по физической активности [IPAQ]) в группе субъектов 51 с РС. Исследование поддерживает симптомы в качестве возможного объяснения частоты отсутствия физической активности среди пациентов с РС, но направление причинно-следственной связи все еще не может быть установлено. Основываясь на результатах, авторы предполагают, что управление симптомами может быть важным для стимулирования физической активности, но также и то, что симптомы могут быть как предшествующими, так и следствием физической активности.

После этого Motl с коллегами опубликовали перекрестное исследование, в котором изучалась корреляция между физической активностью, неврологическими нарушениями и инвалидностью в группе пациентов с MS 80 [Motl et al. 2008c]. Была измерена физическая активность (день акселерометра 7-день), ухудшение и инвалидность (инвентаризация симптомов и самооценка EDSS), и были обнаружены существенные корреляции между физической активностью и EDSS (r = -0.60), и инвентаризацией симптомов (r = -0.56) , Авторы пришли к выводу, что физическая активность была связана со снижением неврологических нарушений и инвалидности, но также указали, что причинно-следственная связь не может быть установлена ​​из-за перекрестного характера исследования.

Затем Motl и McAuley опубликовали крупномасштабное продольное исследование вопросника, в котором рассматриваются изменения в физической активности (опросник Godin Leisure-Time Exercise и данные акселерометра 7-day) и симптомы (инвентаризация симптомов и контрольный список симптомов, связанных с MS) в качестве коррелятов изменений в функциональной активности. ограничения и нетрудоспособность (поздний срок службы и инвентаризация инвалидности) [Motl and McAuley, 2009]. В общей сложности пациенты с 292 MS наблюдались в течение месяцев 6. Снова модель, основанная на модели отключения, предложенной Наги (1976), была протестирована в качестве основной модели, и это показало, что изменение физической активности было связано с остаточным изменением функции (r = 0.22), а изменение в функции было связано с остаточным изменением в инвалидность (г = 0.20). Это привело авторов к выводу, что полученные данные указывают на то, что изменение физической активности связано с изменением инвалидности (через связь с функцией) в соответствии с моделью инвалидности Наги, но другие модели могут применяться во время анализа и причинной интерпретации, поэтому все еще не может быть принято.

В продольном исследовании 6-месяца Motl с коллегами проверили гипотезу о том, что изменение физической активности (опросник Godin для отдыха в свободное время и международный опросник физической активности) обратно пропорционально связано с изменением нарушения ходьбы (рассеянный склероз. Шкала для ходьбы - 12). ) у пациентов с ремиттирующим РС (Motl et al. 2011a]. Данные от пациентов с 263 MS были проанализированы с использованием линейного панельного анализа и ковариационного моделирования. Результаты показали, что изменение единицы стандартного отклонения 1 в физической активности было связано с остаточным изменением единицы стандартного отклонения 0.16 при нарушении ходьбы. Таким образом, эти выводы подтверждают важность физической активности при попытке избежать нарушений ходьбы.

Наконец, Motl и McAuley опубликовали статью о продольных данных (месяцы 6) от пациентов с 292 MS, в которых оценивается взаимосвязь между изменением физической активности (данные акселерометра 7-day) и изменением прогрессирования инвалидности (Шкала шагов, определяемых у пациента) [Motl and Макаули, 2011]. Панельный анализ показал, что изменение физической активности было связано с изменением прогрессирования инвалидности (коэффициент пути: –0.09). Это привело авторов к выводу, что снижение физической активности является поведенческим коррелятом (но не обязательно причиной) краткосрочного прогрессирования инвалидности у людей с РС.

Недавно Талнер и его коллеги оценили взаимосвязь между спортивной активностью (вопросник Бекке - спортивный индекс) и рецидивами рассеянного склероза в течение последних 2 лет (на основе самоотчетов) у немецких пациентов с РС 632 [Tallner et al. 2011]. Пациенты были разделены на четыре группы в зависимости от их спортивного индекса. Исследование не показало общих различий между четырьмя группами в отношении количества рецидивов в течение последних 2 лет. Однако наиболее активная группа имела самое низкое среднее значение и стандартное отклонение среди всех групп. Следовательно, эти данные свидетельствуют о том, что физические упражнения не оказывают негативного влияния на частоту рецидивов, а данные дополнительно указывают на то, что физические упражнения фактически снижают частоту рецидивов.

Таким образом, сообщенные пациентом показатели связи между физической нагрузкой или физической активностью и прогрессированием заболевания (выраженного в виде симптомов, функциональных ограничений или инвалидности) или активности (частота рецидивов) свидетельствуют о связи с большей физической активностью, обеспечивающей защиту. Однако из-за характера исследований причинно-следственная связь этой ассоциации не установлена.

Прогрессирование заболевания оценивается в исследованиях на животных

Некоторые очевидные методологические трудности существует при разработке исследования для людей, уточняющего, влияет ли физическая нагрузка на прогрессирование заболевания у пациентов с РС. Таким образом, этот вопрос был рассмотрен в модели EAE на животных с РС.

В предварительном исследовании Le-Page с коллегами наблюдали четыре группы крыс с EAE от дня 1 до дня 10 после инъекции агента, вызывающего EAE [Le-Page et al. 1994]. Инъекция привела к трем различным заболеваниям у крыс: острый (у крыс быстро развились серьезные клинические признаки и умерли без признаков выздоровления), монофазный (у крыс развился только один приступ болезни с полным выздоровлением) и хронический рецидив (CR-EAE более одного приступа болезни с последующей ремиссией). Течение болезни CR-EAE характеризуется развитием первоначального острого паралитического приступа 10 – 20 через сутки после иммунизации нейроантигенами и развитием спонтанных рецидивов после этого. Тренировались группа самок и самцов крыс, а группа самок и самцов служила контролем. Упражнение состояло из бега на беговой дорожке от дня 1 до дня 10 после инъекции. Протокол постепенно корректировался с увеличением длительности от 60 min до 120 min и скоростью бега с 15 до 30 м / мин. Исследование показало, что у тренированных крыс CR-EAE обоих полов начало заболевания было значительно отсрочено по сравнению с началом у контрольных крыс CR-EAE. Кроме того, длительность первого рецидива была значительно снижена у тренированных крыс CR-EAE по сравнению с контрольными крысами, тогда как не было отмечено влияния на пиковую тяжесть заболевания. Эффекты физической нагрузки у крыс с острой и монофазной ЭАЭ не наблюдались. Авторы пришли к выводу, что упражнения на выносливость во время фазы индукции EAE слегка уменьшили один тип EAE (CR-EAE), но также это упражнение не усугубило заболевание.

В дополнительном исследовании Ле-Пейдж и его коллеги провели еще четыре эксперимента на монофазной модели EAE [Le-Page et al. 1996]. Эксперименты 1 и 2 показали, что последовательные дни интенсивных физических нагрузок 2 (250 – 300 мин / день), выполняемые сразу после инъекции, оказывали понижающее влияние на течение клинических признаков заболевания по сравнению с контрольными крысами. Кроме того, начало заболевания и день максимальной степени тяжести были задержаны у тренирующихся крыс, тогда как в продолжительности заболевания не наблюдалось никаких изменений. Когда перед инъекцией выполняли 2 последовательные дни упражнений, никаких эффектов не наблюдалось. В экспериментах 3 и 4 было проверено, как 5 дни более умеренной нагрузки при постоянной (15 – 25 м / мин для часов 2) или переменной скорости (3 мин при 2 м / мин, а затем 2 мин при 35 м / мин для всего 1) влияло на течение заболевания и клинические показатели. Никаких эффектов не наблюдалось на течение болезни и на клинические параметры. Авторы пришли к выводу, что тяжелые физические нагрузки, в отличие от более умеренных, оказали незначительное влияние на эффекторную фазу монофазного ЭАЭ, и подтвердили, что физические упражнения, выполняемые до начала ЭАЭ, не усугубляют клинические признаки.

Совсем недавно Росси и его коллеги продолжили изучение влияния физической активности на прогрессирование заболевания на модели мышей CR-EAE [Rossi et al. 2009]. В этом исследовании у одной группы мышей в день иммунизации клетка была оснащена бегущим колесом, в то время как контрольная группа не имела бегового колеса. Объем физической активности не контролировался, и поэтому вмешательство было результатом добровольной физической активности в рабочем колесе. В следующем эксперименте мышей EAE в стандартных клетках сравнивали с мышами EAE в клетках, снабженных заблокированным колесом. Это было сделано для того, чтобы отделить роль физической активности от функции сенсорного обогащения, вызванного самим колесом, и показало, что она не влияет на клиническое течение заболевания. В течение начальной фазы (13 дней после инъекции) заболевания тренирующиеся мыши спонтанно бегали в среднем по оборотам 760 в день на беговом колесе, которые снижались до 18 оборотов в день, когда двигательное нарушение достигло максимума (20 – 25 дней после инъекции). Исследование показало, что тяжесть клинических нарушений, вызванных ЭАЭ, ослаблялась как в острой, так и в хронической фазах ЭАЭ у физически активных мышей, у которых последовательно проявлялся менее выраженный неврологический дефицит по сравнению с контрольными животными с ЭАЭ в течение периода времени 50 дней после индукции ЭАЭ. , Кроме того, было показано, что как синаптические, так и дендритные дефекты, вызванные EAE, были ослаблены физической активностью.

Таким образом, аэробные упражнения (или добровольная физическая активность) потенциально могут влиять на клиническое течение заболевания в модели EAE на животных на животных.

Д-р Хименес Белое пальто

Участие в физических нагрузках и физических упражнениях может быть полезным для всех, особенно для людей с рассеянным склерозом или рассеянным склерозом. Упражнения могут помочь ослабить симптомы рассеянного склероза, однако, пациенты должны быть осторожны с количеством физической активности, которой они занимаются. Несколько исследований, подобных тем, которые обсуждались в этой статье, определили, что физические нагрузки и упражнения могут помочь улучшить как симптомы, так и замедлить вниз прогрессирование рассеянного склероза. Важно поговорить с медицинским работником, чтобы обсудить детали каждой программы тренировок, чтобы максимально использовать Преимущества упражнений для РС.

Д-р Алекс Хименес, округ Колумбия, CCST

Обсуждение

Недавние данные исследований, в которых использовались неклинические и сообщаемые пациентом меры, а также исследований, в которых применялась модель рассеянного склероза у животных с ЭАЭ, указывают на возможное модифицирующее заболевание влияние физических упражнений (или физической активности), но сила доказательств ограничивает определенные выводы. Кроме того, эти результаты не подтверждаются в интервенционных исследованиях, оценивающих прогрессирование заболевания по показателям клинического исхода. Несмотря на очевидные сопутствующие трудности, в этой области необходимы будущие долгосрочные исследования с применением физических упражнений для большой группы пациентов с РС.

MS Болезнь Progression

Некоторые основные методологические проблемы возникают при попытке измерить прогрессирование заболевания РС. Идеальная мера исхода РС могла бы количественно определить необратимое устойчивое прогрессирование заболевания, но при РС это оказалось трудным. Плейотропная экспрессия РС затрудняет измерение всех аспектов заболевания, и, возможно, необходимо сосредоточиться на конкретных симптомах. Кроме того, большая гетерогенность пациентов, изменчивость популяции в ходе заболевания и темп развития, субклинические МРТ-изменения с неопределенным влиянием на замедленное прогрессирование инвалидности, многогранный неврологический дефицит с различными способностями у отдельных пациентов компенсировать и сопутствующие заболевания пациентов еще более усложняют ситуацию [Goldman et al. 2010].

Клинический результат Меры

EDSS, MSFC и частота рецидивов являются стандартными показателями клинического исхода для терапевтических испытаний MS, и наиболее широко используемым показателем прогрессирования заболевания является EDSS [Goldman et al. 2010]. Наш обзор литературы показывает, что исследования физической нагрузки (сопротивление, выносливость и комбинированные тренировки) с применением EDSS обычно не сообщают о каких-либо изменениях после вмешательства с физической нагрузкой. В медицинских исследованиях с применением EDSS для измерения изменений в частоте обострений между лечением и плацебо обычно требуются большие размеры выборки и вмешательства продолжительностью 2 – 3 [Bates, 2011]. Это плохо соответствует коротким периодам вмешательства (недели 3 – 26) и небольшим размерам выборки, применяемым в большинстве исследований упражнений. Это связано с общей низкой чувствительностью и чувствительностью к изменению EDSS, о чем сообщалось в ряде исследований (ссылки см. Goldman et al. [2010]). Кроме того, EDSS были подвергнуты критике за его неинтервальной масштабирование, акцент на амбулаторном статусе и отсутствие адекватных когнитивных и визуальных компонентов [Balcer, 2001]. Несмотря на акцент на передвижение и недавний метаанализ, который показал, что упражнения положительно влияют на ходьбу [Snook and Motl, 2009], в большинстве рассмотренных исследований не было отмечено изменений в EDSS, что указывает на низкую чувствительность к вмешательствам с физической нагрузкой. В клинических испытаниях MSFC считается более чувствительным к изменениям, чем EDSS [Goldman et al. 2010]. Это предположение подтверждается результатами одного упражнения с применением EDSS и MSFC. В этом долгосрочном исследовании (недели 26) [Romberg et al. 2005] оценивали влияние комбинированного обучения на EDSS и MSFC. Только MSFC показал значительный эффект, что привело авторов к выводу, что MSFC был более чувствительным, чем EDSS, в обнаружении улучшения функциональных нарушений в результате комбинированных упражнений. Поэтому в будущих физических упражнениях, оценивающих прогрессирование заболевания, следует добавить MSFC в качестве показателя клинического исхода.

В дополнение к низкой степени реагирования, краткосрочным вмешательствам и небольшим размерам выборки могут быть выдвинуты другие объяснения общего отсутствия влияния на показатели клинического исхода. Несмотря на отсутствие четкой закономерности в существующих данных, тип упражнений (например, тренировка на выносливость или тренировка с отягощениями) может влиять на эффект, отражаемый клиническими шкалами. Кроме того, в большинстве исследований оценивались пациенты с РС от легкой до умеренной степени (EDSS <6). Возможно, клинические шкалы были бы более чувствительными к изменениям у пациентов с более тяжелыми нарушениями. Наконец, результаты могут быть предвзятыми, если, как правило, более физически здоровые пациенты принимают участие в упражнениях. Если это так, базовый уровень физической подготовки у этих пациентов может быть выше среднего, что еще больше снижает вероятность изменения клинической шкалы с низкой чувствительностью.

Только несколько исследований [Bjarnadottir et al. 2007; Петаджан и соавт. 1996; Ромберг и соавт. 2004; White et al. 2004] представляют четкие данные о частоте рецидивов, но из-за коротких периодов вмешательства и небольшого размера выборки в большинстве исследований изменения в частоте рецидивов не будут очевидными. Тем не менее, Ромберг и его коллеги обнаружили всего рецидивов 11 (пять в объединенной тренировочной группе и шесть в контрольной группе) в течение месячного периода вмешательства 6 [Romberg et al. 2004]. Аналогичным образом, Петаджан и его коллеги (группа с четырьмя рецидивами на выносливость и контрольная группа с тремя рецидивами) [Petajan et al. 1996] и Bjarnadottir с коллегами (объединенная группа обучения один рецидив и контрольная группа один рецидив) [Bjarnadottir et al. 2007] сообщили об идентичных показателях рецидивов в физических и контрольных группах. В исследовании White и его коллег ни один из участников не испытывал рецидивов во время 8-недельного вмешательства, оценивающего тренировку с отягощением [White et al. 2004]. Недавно Tallner и его коллеги собрали анкеты самоотчетов по частоте рецидивов и физической активности пациентов с РС, чтобы изучить взаимосвязь между различными уровнями спортивной активности и рецидивами [Tallner et al. 2011]. На основании этих данных авторы пришли к выводу, что физические упражнения не оказали существенного влияния на клиническую активность заболевания. Взятые вместе несколько существующих данных не указывают, что любой тип упражнений увеличивает частоту рецидивов среди пациентов с РС. Однако эти данные следует интерпретировать с осторожностью из-за небольшого количества участников (не стратифицированных в зависимости от типа заболевания или степени тяжести) и коротких периодов вмешательства в большинстве исследований. Следовательно, будущие долгосрочные исследования с большим количеством участников должны, следовательно, включать частоту рецидивов в качестве меры результата.

Неклинический Меры

Применение МРТ произвело революцию в диагностике и лечении пациентов с РС [Bar-Zohar et al. 2008]. Что касается клинических испытаний, МРТ предлагает несколько преимуществ по сравнению с принятыми показателями клинического исхода при МС, включая повышенную чувствительность к активности заболевания и лучшую связь с данными гистопатологии. Кроме того, МРТ обеспечивает высоко воспроизводимые измерения на порядковых шкалах, и оценка МРТ может быть выполнена при максимальной степени ослепления [Bar-Zohar et al. 2008]. Следовательно, показатель суррогатного МРТ, отражающий прогрессирование заболевания, такое как активность поражения (гадолиний-усиленные поражения и новые или увеличенные T2-гиперинтенсивные поражения) или тяжесть заболевания (общий объем T2-гиперинтензивного поражения, общий объем T1-гипоинтенсивного поражения и атрофия всего головного мозга) [Bermel et al. 2008] может уменьшить размеры выборки, необходимые для существенной оценки влияния лечебной физкультуры на прогрессирование заболевания. До настоящего времени только два перекрестных исследования оценивали влияние физической нагрузки (выраженной как текущий уровень кардиореспираторной подготовленности) на различные показатели МРТ, ограничивая выводы, которые можно сделать из этого типа исследования. Тем не менее, многообещающие результаты поощряют включение МРТ в качестве меры результата в будущих продольных испытаниях, оценивающих влияние физических упражнений на прогрессирование заболевания.

Пациент-Меры

Измеренные пациентом показатели связи между физической нагрузкой или физической активностью и прогрессированием заболевания (выраженные в виде симптомов, функциональных ограничений или инвалидности) свидетельствуют о наличии ассоциации с большей физической активностью, обеспечивающей защиту. Тем не менее, характер исследований не позволяет сделать выводы о причинности этой ассоциации. В группе исследований заявлено о пациенте меры мы решили включить не только показатели физической нагрузки, но и показатели физической активности. Признано, что мера физической активности не обязательно является суррогатной мерой физических упражнений, но многие интересные результаты, в частности группы Motl и коллег, вызвали это. В недавней работе, основанной на собственных исследованиях, Мотл и коллеги заключает что недавнее исследование идентифицировало физическую активность как поведенческий коррелят инвалидности при MS. Это заставило авторов предположить, что физическая активность может ослабить прогрессирование того, что они называют «инвалидностью с подвижностью», путем улучшения физиологической функции у людей с РС, особенно у тех, кто достиг эталона необратимой инвалидности (EDSS> 4) [Motl, 2010] , Возможно, было бы более экономически выгодно предлагать пациентам с физическими недостатками (EDSS> 4) лечебную физкультуру, но следует отметить, что большинство исследований упражнений не указывают на связь между степенью адаптации к обучению и неврологической инвалидностью. существовать, Фактически, исследования показывают, что пациенты с РС с баллом по шкале EDSS ниже 4.5 испытывают наибольшие улучшения после периода тренировки на выносливость по сравнению с более больными с инвалидностью [Ponichtera-Mulcare et al. 1997; Schapiro et al. 1988] или что без различий существует [Петаджан и др. 1996]. Следует отметить, что ни одно из этих исследований не позволяло оценить влияние физических упражнений на пациентов с РС с различным уровнем инвалидности. Тем не менее, недавнее исследование, проведенное Филипи и его коллегами, определенно оценило, улучшают ли месячные тренировки с отягощениями 6 силу у пациентов с РС с различными уровнями инвалидности (EDSS 1 – 8), и пришло к выводу, что у всех людей с РС, несмотря на разные уровни инвалидности, наблюдалось параллельное улучшение мышечная сила [Filipi et al. 2011]. Это приводит к предположению, что физические упражнения могут быть одинаково важны на ранних стадиях заболевания, а также в отношении влияние на прогрессирование заболевания.

Важным преимуществом применения показателей, о которых сообщают пациенты, является возможность сбора данных из больших размеров выборки в продольных исследованиях. Кроме того, представляется важным собрать данные о перспективе пациента при оценке влияния физических упражнений на прогрессирование заболевания. Будущие исследования, включая измерения, о которых сообщают пациенты, должны также включать клинические и / или неклинические показатели результатов, если это возможно.

Animal Studies

Наш обзор показал, что аэробные упражнения (или занятия) потенциально могут влиять на клиническое течение заболевания в модели EAE на животных на животных. Очевидный вопрос заключается в том, можно ли экстраполировать результаты, полученные на модели EAE на животных, на людей. На данный момент нет четкого ответа на этот вопрос. Недавний обзор резюмировал, оправданы ли нынешние модифицирующие болезнь методы лечения на основе результатов исследований EAE. Здесь был сделан вывод, что, хотя EAE, безусловно, является несовершенным зеркалом рассеянного склероза, многие клинические, иммунопатологические и гистологические данные впечатляюще копируются на животных моделях, что делает EAE неоценимым для выяснения основных иммунопатологических механизмов рассеянного склероза и обеспечения испытательного полигона для новых методов лечения [Farooqi и другие. 2010]. Следовательно, прямая передача результатов на людей не может быть сделана, но проверка сложных гипотез может начаться здесь. Кроме того, следует отметить, что в EAE вы не можете контролировать относительную интенсивность упражнений, поскольку нельзя выполнить максимальный тест упражнений (например, тест максимума VO2). Как следствие относительная интенсивность упражнений может отличаться у разных животных. По этой же причине очень сложно оценить влияние аэробных упражнений на аэробную нагрузку в ЭАЭ. Тем не менее, модель EAE предлагает ряд преимуществ по сравнению с исследованиями на людях. Кроме того, более низкие затраты, простота управления с соблюдением вмешательства и контролируемые экологические и генетические факторы. Модель EAE также позволяет оценить возможные механизмы, расположенные в центральной нервной системе (ЦНС), на которые следует обратить внимание в будущих исследованиях. В другом обзоре указывалось, что генетическая гетерогенность, которая так важна в популяции РС, отражается только в том случае, если параллельно изучаются несколько различных моделей ЭАЭ [Gold et al. 2006]. Этот аспект также должен быть включен in будущие исследования.

Возможно Мechanisms

Несколько механизмов были предложены в качестве возможной связи между физической нагрузкой и состоянием заболевания при РС. Некоторые из наиболее многообещающих кандидатов включают цитокины и нейротрофические факторы [White and Castellano, 2008a].

Цитокины. Цитокины играют важную роль в патогенезе рассеянного склероза и являются основной мишенью для лечебных вмешательств. В частности, интерлейкин (IL) -6, интерферон (IFN) -γ и фактор некроза опухолей (TNF) -α играют заметную роль в процессе демиелинизации и повреждения аксонов, испытываемых лицами с МС [Compston and Coles, 2008].

Изменения концентраций определенных цитокинов, в частности IFN-γ и TNF-α, связаны с изменениями статуса заболевания при MS и повышенными концентрациями провоспалительных цитокинов Th-1 (таких как TNF-α, IFN-γ). IL-2 и IL-12) могут способствовать нейродегенерации и инвалидности [Ozenci et al. 2002]. Это привело к предположению, что физические упражнения могут противодействовать дисбалансу между провоспалительными цитокинами Th1 и противовоспалительными цитокинами Th2 (такими как IL-4 и IL-10) за счет усиления противовоспалительных механизмов и, следовательно, потенциально способны изменять активность заболевания у пациентов с РС [White and Castellano, 2008b].

При MS как острые, так и / или хронические эффекты резистентности [White et al. 2006], выносливость [Castellano et al. 2008; Heesen et al. 2003; Шульц и соавт. 2004] и комбинированное обучение [Golzari et al. 2010] по нескольким цитокинам. Исследование, проведенное White с коллегами, показало, что уровни покоя IL-4, IL-10, C-реактивного белка (CRP) и IFN-γ были снижены, в то время как уровни TNF-α, IL-2 и IL-6 оставались неизменными после 8. недели раз в две недели тренировки с отягощениями [White et al. 2006]. Эти результаты предполагают, что тренировка с прогрессирующей резистентностью может оказывать влияние на концентрацию цитокинов в покое и, следовательно, может влиять на общую иммунную функцию и течение заболевания у людей с РС. Однако исследование не контролировалось, и в него были включены только участники 10, что явно ограничивало доказательства. Heesen и коллеги оценили острые эффекты 8 недель тренировок на выносливость на IFN-γ, TNF-α и IL-10 и сравнили это как с контрольной группой MS из списка ожидания, так и с группой подходящих здоровых субъектов [Heesen et al. 2003]. После завершения 30 минут тренировки на выносливость (цикличность) увеличение IFN-γ индуцировалось одинаково во всех группах, в то время как тенденции к меньшему увеличению TNF-α и IL-10 наблюдались в двух группах пациентов с РС. На основании этих данных авторы пришли к выводу, что у пациентов с РС не может быть выявлено отклонений в провоспалительном иммунном ответе на физический стресс. Таким образом, эти результаты подтверждают, что одна тренировка на выносливость может влиять на профиль цитокинов, по крайней мере, в течение определенного периода времени у пациентов с РС. В другой публикации того же исследования Шульц и его коллеги не смогли продемонстрировать какие-либо различия между уровнем покоя или острым ответом на IL-6 после минутной нагрузки на выносливость 30 в тренировочной группе MS (8 недели езды на велосипеде) и контрольной группе MS [Шульц и соавт. 2004].

Исследование, проведенное Castellano и его коллегами, оценило влияние тренировок на выносливость 8 в течение нескольких недель (цикличность, дни / неделя 3) на IL-6, TNF-α и IFN-γ у пациентов с 11 MS и у здоровых сопоставимых контролей 11. У пациентов с РС после тренировки на выносливость повышенный уровень IFN-γ и TNF-α повышался, тогда как у здоровых людей никаких изменений не наблюдалось [Castellano et al. 2008]. Как и в исследовании Heesen с коллегами [Heesen et al. 2003], Castellano и его коллеги также изучили острые эффекты однократной тренировки на выносливость и аналогичным образом не обнаружили никаких различий по сравнению со здоровыми контролями, но в этом исследовании не наблюдалось увеличения IFN-γ и TNF-α ни в одном из группы, противопоставляющие выводы Heesen и коллег.

В последнем исследовании Golzari и его коллеги провели рандомизированное контролируемое исследование (RCT), в котором оценивали влияние 8 недель комбинированных тренировок на выносливость и сопротивление на IFN-γ, IL-4 и IL-17 [Golzari et al. 2010]. Исследование показало значительное снижение концентраций IFN-γ и IL-17 в покое в группе упражнений, в то время как в контрольной группе никаких изменений не наблюдалось, но групповые сравнения не проводились.

Таким образом, в отчетных ответах цитокинов на физическую нагрузку не видно четкой закономерности, вероятно, отражающей большие методологические различия между исследованиями (тип исследования, тип физической нагрузки, время измерений, стандартизация и т. Д.) И низкую статистическую мощность, которая является критической из-за большой вариации в этом типе измерений. Тем не менее, сообщалось, что один и тот же ход упражнений влияет на ряд (провоспалительных) цитокинов у пациентов с РС, а также после хронического периода тренировки наблюдается хроническое изменение концентрации нескольких цитокинов в покое. Кроме того, реакция, по-видимому, сопоставима с реакцией здоровых субъектов. Таким образом, цитокины могут связывать физическую нагрузку и прогрессирование заболевания при РС, но крупномасштабные будущие РКИ должны оценивать это дальше.

Нейротрофические факторы. Нейротрофические факторы представляют собой семейство белков, которые, как полагают, играют роль в предотвращении нейронной смерти и в содействии процессу восстановления, регенерации нейронов и ремиелинизации на протяжении всей жизни [Ebadi et al. 1997]. Некоторые из наиболее хорошо охарактеризованных нейротрофических факторов включают нейротрофический фактор мозга (BDNF) и фактор роста нервов (NGF) [White and Castellano, 2008b].

Голд и его коллеги оценили острые эффекты одного упражнения (30 min в цикле при 60% VO2 max) на NGF и BDNF у пациентов с 25 MS и сравнили его с группой подходящих здоровых контролей [Gold et al. 2003]. Исследование показало, что исходные концентрации NGF были значительно выше у пациентов с РС по сравнению с контрольной группой. Через тридцать минут после тренировки наблюдалось значительное увеличение BDNF, в то время как наблюдалась тенденция к увеличению NGF. Однако изменения не отличались от изменений, наблюдаемых у здоровых людей. Это сделало вывод авторов о том, что умеренные физические нагрузки могут быть использованы для стимулирования производства нейтрофинов у пациентов с РС, возможно, опосредующих благоприятные эффекты физических упражнений. В исследовании из той же группы Schulz и его коллеги оценили влияние двухнедельных циклов в течение недель 8 на BDNF и NGF в РКИ у пациентов с РС [Schulz et al. 2004]. Исследование не выявило влияния на концентрацию в состоянии покоя и реакцию на острые физические нагрузки после периода вмешательства, и была обнаружена только тенденция к снижению уровня NGF в покое. Кастеллано и Уайт также оценили, повлияют ли недели 8 на велосипедную езду (три раза в неделю) на концентрацию BDNF в сыворотке у пациентов с РС и у здоровых контролей [Castellano and White, 2008]. В отличие от результатов Gold и коллег, BDNF в состоянии покоя у пациентов с РС в начале исследования был ниже по сравнению с контрольной группой, но различий (тенденций) между группами не было обнаружено после 8 недель. У пациентов с РС концентрация BDNF в состоянии покоя была значительно повышена между неделями 0 и 4, а затем имела тенденцию к снижению между неделями 4 и 8, тогда как концентрация BDNF в покое оставалась неизменной на неделях обучения 4 и 8 в контрольной группе. Кроме того, была оценена реакция на одно упражнение, показавшее значительное снижение BDNF 2 и 3 через несколько часов после тренировки в обеих группах, что опять же контрастировало с результатами Голда и его коллег. Авторы пришли к выводу, что их результаты предоставили предварительные доказательства того, что физические упражнения могут влиять на регуляцию BDNF у людей.

Таким образом, у пациентов с РС существуют противоречивые данные о влиянии физических упражнений на нейротрофические факторы, что делает необходимым проведение дополнительных исследований. Однако результаты предполагают, что физические упражнения могут влиять на некоторые нейротрофические факторы, которые, как известно, участвуют в нейропротективных процессах.

Выводы

Нельзя четко указать, оказывает ли физическая нагрузка эффект, модифицирующий заболевание, или нет у пациентов с РС, но исследования, указывающие на это, существуют. Поэтому для решения этого важного вопроса необходимы будущие долгосрочные интервенционные исследования у большой группы пациентов с РС.

Благодарности

Авторы хотели бы поблагодарить библиотекаря исследований Эдит Клаузен за существенный вклад в комплексный поиск литературы.

Сноски

Это исследование не получило какого-либо конкретного гранта от какого-либо финансирующего агентства в государственном, коммерческом или некоммерческом секторах.

UD получил туристические гранты и / или почетное звание от Biogen Idec, Merck Serono и Санофи Авентис. ES получила исследовательскую поддержку и гранты на поездки от Biogen Idec, Merck Serono и Bayer Schering и туристические гранты от Санофи Авентис.

Рассеянный склероз, или РС, представляет собой хроническое заболевание, определяемое симптомами боли, усталости, потери зрения и нарушения координации, вызванных повреждением миелиновых оболочек нервных клеток в центральной нервной системе или ЦНС. Было продемонстрировано, что упражнения помогают улучшить управление симптомами рассеянного склероза, а также уменьшить прогрессирование заболевания, хотя дальнейшие доказательства все еще необходимы, в статье выше обобщены эти показатели результата. Цель данной статьи демонстрирует, как физические упражнения могут изменить прогрессирование рассеянного склероза и улучшить общее самочувствие и здоровье. Объем нашей информации ограничен проблемами хиропрактики и здоровья позвоночника. Чтобы обсудить предмет, пожалуйста, не стесняйтесь спросить доктора Хименеса или свяжитесь с нами по адресу 915-850-0900 .

Куратор д-р Алекс Хименес

Ссылка из: Ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC3302199/

Кнопка «Зеленый звонок» H .png

Дополнительная тема Обсуждение: Острая боль в спине

Боль в спине является одной из наиболее распространенных причин инвалидности и пропущенных дней на работе во всем мире. Боли в спине объясняют вторую наиболее распространенную причину посещения врача, превосходящую по численности лишь верхние респираторные инфекции. Примерно 80 процентов населения будут испытывать боли в спине, по крайней мере, один раз на протяжении всей их жизни. Позвоночник представляет собой сложную структуру, состоящую из костей, суставов, связок и мышц, среди других мягких тканей. Травмы и / или усугубляемые условия, такие как грыжа межпозвоночных дисков, может в конечном итоге привести к симптомам боли в спине. Спортивные травмы или автомобильные травмы часто являются наиболее частыми причинами боли в спине, однако иногда самые простые движения могут иметь болезненные результаты. К счастью, альтернативные варианты лечения, такие как уход за хиропрактикой, могут помочь облегчить боль в спине с помощью спинальных регулировок и ручных манипуляций, что в конечном итоге улучшит облегчение боли.

изображение блога мультяшного бумажного мальчика

EXTRA EXTRA | ВАЖНАЯ ТЕМА: Рекомендуемый El Paso, TX Chiropractor

***